Мировая элита боится сюрприза на французских выборах После победы Эрдогана на референдуме в Турции, в западных СМИ начали появляться статьи на тему того что серия неожиданных результатов может продолжиться уже во Франции. Агентство Блумберг опубликовало статью с заголовком"Как турецкий референдум может стать прелюдией к французскому сюрпризу", причем под французским сюрпризом подразумевается победа крайне левого кандидата Меланшона или крайне правой Марин Ле Пен. Этот слегка панический текст написал Мохамед Эль Эриан, который занимает должность президента"Совета международного экономического развития" при президенте США и одновременно является директором гигантского инвестиционного фонда , который управляет активами в 1,5 триллиона долларов. Что же обеспокоило американского чиновника и финансиста, и почему он видит риски победы несистемных кандидатов там, где их не видят или не хотят видеть французские социологи? Эль Эриан обращает внимание читателей на фундаментальные причины, из-за которых избиратели в разных странах мира голосуют не так как этого хотелось бы политическому истеблишменту. Он говорит о том, что турецкие избиратели увидели в Эрдогане прежде всего сильного лидера, решительного политика, вместе с которым не страшно. Страх становится определяющем фактором не только в региональной, но и глобальной политике. Влиятельный американский финансист и политик призывает экспертов понять, что в условиях глобальной нестабильности традиционное понимание того, за кого могут и за кого не могут голосовать избиратели той или иной страны уже не работает. Мне даже немного жаль, что западный истеблишмент сделал одно важное открытие. Это открытие заключается в том, что антисистемных политиков невозможно победить теми методами, которые против них работали в прошлом.

Цель власти - власть. И никакой сакральности.

Читать полностью В либеральных источниках частенько можно встретить утверждение, что сталинский СССР держался исключительно на страхе. А раз так, то однозначно был обречен. Мол, не может основанное на страхе государство просуществовать долго. Следовательно, крушение СССР было только вопросом времени.

Вот почему консервативная «старая» элита так боится реальной передачи власти «новому» поколению». Ходорковский не называет.

Уже 21 октября первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил: Да, безусловно, монополизация рынка. Кремль знает, благополучие центра обеспечивает стабильность доминирующей политической системы.

Счетчики О проекте"Аналитический Клуб" Аналитический Клуб - проект, имеющий целью помощь членам Клуба в освоении методов анализа окружающей Вас информации. В рамках Клуба проводится обсуждение информационных поводов, в связи с которым существует возможность подробно изучить методы -воздействий, методики и инструменты управления информационной и информационно-активной средой, средства формирования мифов, циклы складывания устойчивых информационных контентов, методы порождения информационных вирусов, дргие существенные инструменты управления массовым, групповым и индивидуальным сознанием.

Аналитический Клуб является образовательным проектом и связан с другими нашими образовательными проектами, по отношению к которым является факультативом. В частности, для успешного анализа крайне полезен систематический курс"Массовая психология", являющийся частью содержания образования в проекте"Школа эффективных лидеров".

Систематическое образование в сфере анализа информации и управления массовым сознанием дает"Школа информационного анализа и управления", который откроется в году.

Страх, парализующий волю элит к сопротивлению, Одновременно аннулируются долги по счетам, претензии к власти с уходом тех.

Ортега-и-Гассет В последнее время стало модным говорить, что народ расколот. Это столь же верно, сколь и банально. Да, общество расколото, ну и что? Какие из этого следуют выводы? Среди политически активных граждан широко распространен следующий подход: При этом подспудно предполагается, что состояние раскола аномально, а в обычном состоянии общество едино.

Власть страха

Об особенностях политического режима 1. Суть сегодняшней трансформации, происходящей в Кыргызстане — это переход от советской цивилизации к другой постсоветской. Но какой она будет сейчас, какой будет ее политическая конфигурация, никто пока не знает. Вроде бы выбор сделан в пользу демократии, как основы строительства общества и государства.

Для западной элиты без Путина постперестроечные скоробогачи вообще Пока Путин у власти, они могут сохранить наворованное. Страх перед наказанием за незаконную услугу для чиновников зачастую.

Наша элита живет одним днем? Большинство же уверены, что она есть. При этом 75 процентов опрошенных пропуском в элиту называют деньги, 56 процентов - связи, 20 процентов - деловые качества, 13 процентов - протекцию со стороны различных влиятельных групп. По мнению опрошенных, для элиты характерны власть 26 процентов и богатство 25 процентов. Примерно 17 процентов респондентов считают, что признаком принадлежности к элите может служить высокий профессионализм.

Наименее востребованными являются такие качества, как нравственность и духовность 13 процентов. Многие серьезные проблемы сегодня не имеют решения, и никому не хочется думать, что будет дальше. Что ждет завтра российских магнатов и крупных чиновников?

Робин Кори - Страх. История политической идеи

Политическая элита современной России ……. Укрощение строптивых, изгнание неверных, интронизация силовиков. Понятие власти является одним из центральных в политологии.

«Страх и трепет» Вашингтонской элиты а также Канада, Япония и Австралия. Власти упомянутых и других «ревизионистских».

Агентство Блумберг опубликовало статью с заголовком"Как турецкий референдум может стать прелюдией к французскому сюрпризу", причем под французским сюрпризом подразумевается победа крайне левого кандидата Меланшона или крайне правой Марин Ле Пен. Этот слегка панический текст написал Мохамед Эль Эриан, который занимает должность президента"Совета международного экономического развития" при президенте США и одновременно является директором гигантского инвестиционного фонда , который управляет активами в 1,5 триллиона долларов.

Что же обеспокоило американского чиновника и финансиста, и почему он видит риски победы несистемных кандидатов там, где их не видят или не хотят видеть французские социологи? Эль Эриан обращает внимание читателей на фундаментальные причины, из-за которых избиратели в разных странах мира голосуют не так как этого хотелось бы политическому истеблишменту.

Он говорит о том, что турецкие избиратели увидели в Эрдогане прежде всего сильного лидера, решительного политика, вместе с которым не страшно. Страх становится определяющем фактором не только в региональной, но и глобальной политике. Влиятельный американский финансист и политик призывает экспертов понять, что в условиях глобальной нестабильности традиционное понимание того, за кого могут и за кого не могут голосовать избиратели той или иной страны уже не работает.

Мне даже немного жаль, что западный истеблишмент сделал одно важное открытие. Это открытие заключается в том, что антисистемных политиков невозможно победить теми методами, которые против них работали в прошлом.

Пусть боятся!

Основной её функцией является вовремя напоминать сознанию о трех необходимых процессах: Все они, так или иначе, стимулируются с помощью сигнала, который человечество назвало Страхом, в некотором роде это аналог системы безопасности. Ведь все это находится вне нашего понимания, ибо неизведанно, а значит потенциально опасно. Именно по этой причине человечество изобрело миллионы законов, которые призваны что-то там регламентировать и даже иногда решать, но в реальности почти все, мягко говоря, их игнорируют, тихо ненавидят и периодически нарушают.

Но при этом большинство сходится во мнении, что законы надо всё-таки исполнять и за нарушение наказывать.

Страх «элиты» перед Сталиным – это страх перед народом. Но, во- первых, Сталину удалось упрочить свою власть лишь к концу.

Одна моя достаточно возрастная соседка по подъезду имела какую-то копейку на последних выборах — и все звала меня, как и других соседей, сходить проголосовать. Ведь все — вор на воре, лгун на лгуне! Вы ж там работаете, лучше моего знаете! Ее ответ поверг меня в гражданский шок: Другая сторона того же дела — наша спекулятивная экономика, при коей народ в большинстве своем оказался просто лишним и не нужным.

Он ничего не производит, только потребляет, а потому хозяева ключевой кишки будут и дальше сокращать ему содержание. Тем паче он и не требует ничего, не просит, только жалобно мычит и горько плачется на прямой линии с Путиным. Но коровы тоже жалобно мычат, когда их ведут на бойню. Разве это когда-то останавливало сердобольных мясников?

Да ни боже мой! Желторотый бездельник в московском офисе получает от 50 тыс. Взрослый периферийный работяга — от 25 тыс. Ибо страна твердо стала на путь спекуляций на своем сырье, импортном товаре и финансовых проделок — и не собирается с него сходить. При этом 86 процентов населения — горой за Путина, то бишь за существующий при нем порядок, когда кучка осатаневших олигархов сношает до крови эти же 86 процентов.

А. Семёнов. Агония кремлевской власти. Продает и предает...

На эти и другие актуальные вопросы корреспонденту Обзор. Валерий Дмитриевич, как вы прокомментируете послание Путина к Федеральному собранию? Это послание трудно назвать судьбоносным документом, в нём не прозвучало ничего принципиально нового, ничего принципиально неожиданного. Ожидания в связи с ним были незначительные и никакой широкой реакции или резонанса среди общества и в элитах оно не вызвало.

По тому, как власть ведет себя с Алексеем Навальным, можно судить об уровне Страх перед бунтом региональных и местных элит.

Российская власть боится революции Однако навязчивый страх перед политическими пертурбациями заставляет ее делать все новые ошибки Сегодняшняя российская элита, похоже, очень боится утратить власть. Череда последних событий — наглядное этому подтверждение. Однако все эти шествия и парады вряд ли помогут властям — они в очередной раз, и, по всей видимости, уже окончательно, сделали ставку на виртуальную политику. Отрыв власти от реальности может закончиться и для нее, и для страны очень печально.

Фактически проиграны все сценарии, которые будут реализоваться в различных регионах России. Пока таких сценариев три: Эти три сценария Западу удалось успешно реализовать на постсоветском пространстве. Залог успеха — грамотная работа с элитами и мощная информационная поддержка. Россия ничего не смогла противопоставить — мы видим лишь тупую поддержку действующей власти и умывание рук, когда партия проиграна.

В том же Узбекистане, например, на что рассчитывают российские власти, поддерживая режим Ислама Каримова? Понятно, что светский, смелый и самостоятельный Каримов для Москвы более приятен и понятен, чем мусульмане Ферганской долины. Однако так же очевидно, что ему осталось править Узбекистаном совсем недолго. Учитывая кровавые события в республике, зачем наживать себе врага в лице значительной части узбекского населения?

Задуматься о собственной судьбе российские власти заставили не только события в ближнем зарубежье.

Будет ли элита действовать в интересах общества?

Робин Кори - Страх. История политической идеи Часть 2 Страх по-американски Мы видели, как современные теоретики и публицисты отделяют страх от общественных элит, идеологии, законодательства и институтов, тем самым затемняя его политические истоки и способы его использования. Мы видели, как авторы упускают из виду пути, которыми страх обеспечивает одной группе доминирование над другой, как он при помощи политического воздействия лишает управляемых возможностей осуществлять поиски счастья и столь часто вынуждает от них отказываться.

Одна из причин подобного отклонения, как я показал, состоит в том, что страх часто служит фундаментом для интеллектуалов, нуждающихся в обосновании своей аргументации. В минуты сомнений в способности позитивных принципов быть стимулом для нравственного рассмотрения проблем или для политических акций страх видится идеальным источником политического восприятия и энергии.

В состоянии ли российские власти спасти крымский город .

Мы видели, как авторы упускают из виду пути, которыми страх обеспечивает одной группе доминирование над другой, как он при помощи политического воздействия лишает управляемых возможностей осуществлять поиски счастья и столь часто вынуждает от них отказываться. Одна из причин подобного отклонения, как я показал, состоит в том, что страх часто служит фундаментом для интеллектуалов, нуждающихся в обосновании своей аргументации.

В минуты сомнений в способности позитивных принципов быть стимулом для нравственного рассмотрения проблем или для политических акций страх видится идеальным источником политического восприятия и энергии. Но здесь можно увидеть и другую причину, в особенности в Соединенных Штатах. Сторонники и защитники общественной свободы нередко противопоставляют себя сторонникам авторитарного правления, порождающего страх.

Как бы ни понимать либеральное общество, в нем граждане не испытывают постоянного страха перед верхами, в нем они не бывают вынуждены действовать так, чтобы их слова и поступки оказывались направлены в ущерб их же благу. В таком обществе власть не распределяется таким образом и методы принуждения не настолько доступны, чтобы порождать такого рода страх. Благодаря Конституции и плюрализму в обществе, как полагают многие интеллектуалы, Соединенные Штаты свободны от страха подобного рода.

У нас может иметь место влияние элит, давление, т. Большинство может быть пассивным, а активным — меньшинство. Но у нас наблюдается мало проявлений запугивания, характерного для режимов старой Европы и все еще сковывающего очень многих в мире.

Illuminati Whistleblower Exposes The Satanic Rituals of The Elite