О, пре честный и Животворящий Кресте Господень! И если мы хотим сколько-нибудь подойти к Богослужению, мы должны брать его таким, каково оно есть, не спешить приводить всё к пошлому уровню речей вседневных. Богослужебные тексты должно принимать в полной серьезности и буквально. Сатана в виде эфиопа столкнул его в бывший тут ров, полный грязи. Погрузившись в тину уже по пояс, святой Андрей воззвал: Увидев— —Крест, святой Андрей воскликнул: И тотчас— — явились два мужа, которые извлекли его из рва и стали невидимы. Старообрядцы, при чтении сих слов псаломских, все вместе творят на себе к р е с т н о е з н а м е н и е. И снова послышался глас, сказавший: И тотчас явился ему Крест кристалловидный, и послышался глас из Креста:

Филиппов Б. о. Павел Флоренский

Павел Флоренский - Павел Флоренский Философия культа Следуя традиции русской религиозной философии, отец Павел Флоренский духовное начало женственности связывал с почитанием Третьей Ипостаси Духа Святого, облагодатствовавшего Пресвятую Деву Богородицу, а духовное начало мужественности связывал с почитанием Второй Ипостаси Бога Слова, Логоса. Почитание Духа Святого связывалось также с творческим вдохновением, художеством, а почитание Логоса-с осмысленностью, разумностью научной деятельности.

Но еще значительно ранее протоиерей Александр Горский, ректор Московской духовной академии, развивал концепцию святого Григория Богослова о том, что в Ветхом Завете преимущественно действует открывается Ипостась Бога Отца, в воплощении - Ипостась Бога Сына, а после Пятидесятницы-Ипостась Духа Святого [21].

Флоренский П. Имена. запертая молния, страх Божий, любовь и мудрость Божия - это Иоанн; но эти онтологические высоты не по ничтожным силам.

По иронии судьбы объяснение, которое так надолго запоздало если принять во внимание, что иконостас был частью русской церкви с века — там же, стр. Павла Флоренского [2] , законченном в [3] г. Рассмотрев кратко проблему иконостаса в первой части своего трактата, Флоренский далее посвящает остальную часть текста только иконе, так и не возвращаясь к предмету иконостаса как такового [5].

Это объясняет, почему именно этот труд Флоренского привлек внимание главным образом исследователей семиотики [6] и эстетики, а доводы Флоренского в пользу иконостаса остались пока не только не оспоренными, но даже и не замеченными теологами. Ик оностас , стр. Таким образом, Флоренский использует набор метафизических клише с тем, чтобы описать две сферы, для объединения которых служит культ.

Говоря о Кресте, мы взяли его как пример: Но дело сейчас не в Кресте, а в свойстве и назначении культа вообще приводить нас в соприкосновение с иными мирами: Но нам, для подхождения к характерным линиям культа—что я и называю философией культа—полезно глянуть сперва именно на грозное величие и массивность древних культов, —чтобы подойти к пониманию страха Божия, исходного переживания религии, —ибо страх Божий и есть да Богу.

Чем массивнее, лапидарнее, архаичнее будем мы мыслить о религии, тем ближе будем мы к истине. Хотелось бы рассуждениям нашим придать каменную тяжеловесность, чтобы слова все весили в 10, в , в раз более, нежели весят они, чтобы каждое из них, как стопудовая гиря, ложилось на вас, чтобы каждое из них своим весом заставляло вас чувствовать его, чтобы вы не могли скинуть с себя его груза, чтобы, одним словом, оно врезывалось в вас все глубже и глубже.

Тогда только могли бы мы рассчитывать на успех и продумать кое-что сообща об основах культа.

две его разновидности: духовный – страх Божий и душевный – боязнь. Страх По словам П. А. Флоренского: «Отсутствие страха – свидетельство не.

Это духовное чувство сохраняется и у грешников, только страсти подавляют его и заглушают, но не уничтожают. Когда же человек через покаяние Начало премудрости страх Божий В некотором городе жил человек, Бога он не боялся и людей не стыдился. Это болезнь, которая, как и всякая болезнь, нуждается в объяснении. Верность службе и страх Божий. Как употреблять досуги Что ты так долго не писал, это худо.

Очень рад, что ты в Москве. Постарайся держать себя во внимании начальства так же высоко, как по словам К. Верность, честность, исполнительность, да будут твоими Страх Божий Побуждение к страху Божию, взятое в пример от чувственного страха зверей.

Павел Флоренский - Павел Флоренский Философия культа

Перед вами особый пример, что страх Божий занимает значительное место в Ветхом Завете, вовсе не является первоначальным фоном, как говорят, неразвитой религии. Напротив, страх представляет собой первую ступень духовно-нравственного развития, к которому призывает Слово Божие. На более высоком уровне духовного познания страх побеждается любовью, но здесь на первых шагах без него не обойтись.

Действительно, сейчас есть понятие секуляризации, обмирщения церкви. И многие западные христиане, да и наши тоже приходят в церковь, по привычке что-то делают, а страха уже нет.

Конечно же, смирение и страх Божий – понятия пересекающиеся, но отнюдь не тождественные. Лествица .. [1] См.: Флоренский П., свящ. Понятие.

Он - опредседатель Экспертной рабочей группы по чудесным знамениям при Богословской комиссии Русской православной церкви. Православная церковь тогда ещё не выработала взвешенного подхода к этим событиям. Чтобы собрать, описать и проанализировать этот материал, в году отцом Иоанном Экономцевым и была создана наша рабочая группа, в состав которой входят только учёные.

Позднее нас перевели в Богословскую комиссию. Мы ограничили круг изучаемых нами явлений - берёмся лишь за то, что можно измерить, взвесить, отправить на исследование. Чудеса, связанные со здоровьем человека, - не наша компетенция. Как говорила моя бабушка: Для него нужно не только событие, но и чудовидец.

В старину, когда жили люди очень верующие, чудес не было вообще.

Флоренский - Философия культа

В настоящее время, как и в начале века, наблюдается повышенный интерес к астрологии, оккультизму, нерелигиозной мистике самых различных оттенков, к всевозможным учениям по организации психической жизни. Газеты и журналы публикуют гороскопы, предсказания астрологов, предлагают рецепты гармонизации индивида и среды. Не отрицая значения всего этого знания, во все века считавшегося тайным, эзотеричным, нам бы хотелось сказать об отношении к нему христианства.

Родиной тайного знания, т.

Страх Божий есть"начало премудрости" (Пс. ПО, 10) (), без которой человек не может достигнуть единственно истинной и необходимо него.

Исторический опыт показал, что одного внутренего закона недостаточно для совершенствования нравственности человека. Голос совести, как сознания внутренего нравственного закона под влиянием греха перестает достигать сердца человека, которое ожесточается и делается жестоким и несправедливым и человек не может обуздывать своих страстей. Его воля постоянно ведет и толкает его ко греху, и более и более человек погружается в бездну греха. Таким образом мы можем сказать, что закон был дан вследствие увеличения греха.

И в Израиле голос внутреннего закона человеческого заглушался воплем человеческих страстей, поэтому Господь исправляет народ и к закону внутреннему добавляет закон внешний, который мы называем положительный, или откровенный, то, что было открыто Богом. Синайский закон должен был дисциплинировать жизнь еврейского народа и побуждать его жить согласно предписаниям Божией воли, делаться праведным и святым. И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против горы".

Флоренский П.А. ОБ ИМЕНИ БОЖИЕМ.

О страхе Божием Боязнь потеять любовь, оказаться недостойной ее - это совешенство дободетели, это сама любовь. Не из стаха вечного наказания и не из педвкушения айского блаженства погибали девние и новые мученики. Бессташными пеед нечеловеческими стаданиями делала их любовь ко Хисту. Наши ученики любят музыку. В оперном театре мы чувствуем себя, как дома.

Серапиона Машкина) (); Флоренский П. А. Храм Духа Святого Флоренский П. А. Страх Божий (); Флоренский П. А. Культ.

Надеемся, Вы провели время с удовольствием! Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями:

Отец Павел Флоренский (Н.О. Лосский)

Как божественная энергия не испепеляет ничтожества твари? Эти и другие подобные вопросы требуют онтологического вскрытия. Переводя на грубый и бедный язык земных сравнений, скажем: Что было бы, если бы в потир опустить частицу солнца? Но там То, пред Чем солнце—мрак, и… чаша невредима.

Флоренский Страх Божий (Филос. культа 32), сюда же Верещагин Григ. Конст . К связи сравнения с отрицанием Трубачев в ЭССЯ 8 и

Как"немощный человеческий лик" может соприкасаться с"Божией правдой"? Как божественная энергия не испепеляет ничтожества твари? Эти идругие подобные вопросы требуют онтологического вскрытия. Переводя на грубый и бедный язык земных сравнений, скажем: Что было бы, если бы в потир опустить частицу солнца? Но там То, пред Чем солнце—мрак, и Не кажется ли мгновениями, что священник держит в руке грозовую тучу: Но никакие образы не передадут силы контраста между Богом и тварью—контраста, который необходимо должен быть осуществлен, чтобы было возможно оправдание твари.

Другими словами, речь должна идти там о категориях духовного сознания и об откровении Божием в Священном Писании; о священных обрядах и святых таинствах; о Церкви и ее природе; о церковном искусстве и церковной науке и т. Антроподицея—это путь долу, путь продвинувшегося в духовном подвиге, путь по преимуществу практический. Защищая магистерскую диссертацию в г. Так, составляя 18 сентября г.

«Занимательное богословие».10. О страхе Божием

Тем не менее, Флоренский, один из первых в современную эпоху мыслителей, кто обратился к литургическим сокровищам Церкви, т. Таинство — точка, где община верующих реально соединяется с Богом, где чаемое Преображение уже происходит. Про эту страшную, огненную природу культа, Богоприсутствия Флоренский пишет: Однако немногие задумывались над неминуемой правдой этих слов, столь близких к суждению философов об изумлении как начале философии.

Чтобы иметь познание, надо коснуться предмета познания, признаком, что это прикосновение достигнуто, служит потрясение души, страх. Да, этот страх возбуждается прикосновением к новому, всецело новому, —против нашей повседневной жизни.

Флоренский писал об этом:"Антроподицея и Теодицея! Вот два момента, слагающие Таков и страх Божий. Когда воистину—не манерничая и томно .

Подошел к нему и пригласил участвовать на съезде инженеров. Флоренский отвечал, что не слагал с себя сана священника и штатское надевать не может. На съезде Флоренский делал доклад. Когда всходил на кафедру, слышались недоуменные возгласы — поп на кафедре!.. Доклад Флоренского был, как всегда, содержателен и блестящ по форме. В эти годы о. Член центрального электротехнического совета Главэнерго. И в Царское и в советское время выступает с резким отрицанием Православной Церкви: Вся Русская правящая Церковь никуда не годна.

Все принадлежат к нецерковной культуре. В существе все, даже церковные люди, у нас позитивисты Православная церковь в своем современном виде существовать не может и неминуемо разложится окончательно; как поддержка ее, так и борьба против нее поведет к укреплению тех устоев, которым время уйти в прошлое, и вместе с тем задержит рост молодых побегов, которые вы растут там, где сейчас их менее всего ждут

Павел Флоренский Философия культа

С одной стороны, личность предстоит сознанию, как ценность безусловная, как некоторая актуально являющаяся ему бесконечность. Философ, а более того — глубочайший психолог; богослов и математик, физико-химик и искусствовед, поэт и технолог, лингвист и электроник, астроном и эстетик, инженер-изобретатель и историк, — он был даже и знатоком истории Павла Флоренского была в самой его личности. Близкий к нему о. Павла было впечатление силы.

Христианский «страх Божий» – это чувство любви, благоговение перед Богом. Например, добры не хочет огорчать своего отца не из чувства.

Такое понимание культуры допустимо, хотя и не раскрывает специфики предмета, которым мы намерены заниматься. Это этнографический и археологический аспект проблемы. Но человек может делать свое дело умело, а может — из рук вон плохо. Поле, заросшее сорняками — дело рук человеческих, но разве это культура? Только хорошо сделанное дело можно назвать культурой. Таков социологический аспект проблемы. В социологии под культурой понимается безупречное функционирование социального организма.

Тут, однако, возникает новое возражение: Практика сталинских и гитлеровских концлагерей, со знанием дела организованное уничтожение людей, разве это культура? Как в той же плоскости различить Великий покаянный канон Андрея Критского от произведений маркиза де Сада? Поэтому необходимо внести еще одно уточнение: Культура в этом смысле толкуется предельно узко и наиболее содержательно как деятельность, отмеченная для человека знаков плюс, освещенная и освященная идеалом.

Культура — это реализованные ценности, ставшие традицией. Культура не создается в одночасье решением руководящих инстанций или митингующей толпы.

Как приобрести страх Божий? (прот. Владимир Головин)