Двенадцать подвигов Геракла В этой книге собраны легенды глубокой древности. Сложены они древними греками ещё в те далёкие времена, когда люди только начинали изучать окружающий их мир, только приступали к его исследованию и объяснению. Соединяя правду и вымысел, придумывали они и рассказывали удивительные истории. Так сложилось множество преданий о богах, героях и фантастических существах- преданий, наивно объясняющих устройство мира и судьбы людей. Бесконечно давно, две с половиной тысячи лет тому назад, греческие дети, сидя на тёплом песке у городских ворот или на каменных плитах храмов, слушали, как нараспев, пощипывая в лад струны тихой кифары, слепые певцы-рапсоды начинали эти удивительные повествования: За несколько лет до того времени, как в шумном Иолке вероломно овладел царским престолом коварный Пелий, дивные дела совершились на другом конце греческой земли — там, где среди гор и долин Арголиды лежал древний город Микены.

Над пропастью - прыжки с моста, Бегущая лань

Первые пять подвигов Геракла: Недолго пришлось Гераклу ждать первого приказа Эврисфея. Повелел царь убить огромного льва, обитавшего неподалеку от города Немей и опустошавшего его окрестности.

Read" Шалунишка Лань Чжань" from the story Сборник Фанфиков" Mo призраком бешеного пса, который воет по ночам и держит в страхе весь город. чтобы сделать лекарства и заработать деньги, он бежит Сяо. К его.

Лермонтова"Беглец" стихи о Кавказе. С помощью ярких художественных образов, он показал, что ожидало человека нарушившего неписаный кодекс чести гор Адыгэ Хабзэ и потерявшего вследствие своей слабости"лицо". Лермонтов, сосланный за вольнодумство царским самодержавием на Кавказ,"под пули горцев", принимал вынужденное участие. Подробней о нормах адыгэ хабзэ в статье: Горская легенда Быстрей, чем заяц от орла; Бежал он в страхе с поля брани, Где кровь черкесская текла; Отец и два родные брата За честь и вольность там легли, И под пятой у супостата Лежат их головы в пыли.

Их кровь течет и просит мщенья, Гарун забыл свой долг и стыд; Он растерял в пылу сраженья Винтовку, шашку — и бежит!

Быстрей, чем заяц от орла; Бежал он в страхе с поля брани, Где кровь черкесская текла; Отец и два родные братаЗа честь и вольность там легли, И под пятой у сопостатаЛежат их головы в пыли. Их кровь течет и просит мщенья, Гарун забыл свой долг и стыд; Он растерял в пылу сраженьяВинтовку, шашку — и бежит! И скрылся день; клубясь туманыОдели темные поляныШирокой белой пеленой; Пахнуло холодом с востока, И над пустынею пророкаВстал тихо месяц золотой!.. Усталый, жаждою томимый, С лица стирая кровь и пот, Гарун меж скал аул родимыйПри лунном свете узнает; Подкрался он, никем незримый

Михаил Лермонтов. Беглец («Гарун бежал быстрее лани»). Бежал он в страхе с поля брани, Где кровь черкесская Винтовку, шашку — и бежит!.

Пожалуй, это всё, что я могу сказать. Подобно тому, как в человеке словно в луковице есть поля-оболочки, такие же поля-оболочки есть и у Земли. Одно из таких полей не растространяется дальше, чем условный десяток метров от поверхности. И… Это можно назвать навьим телом планеты. У человека есть его навье тело. И оно имеет слепок в инфосреде планеты. Когда мы поднимаемся сюда, ты в некоторой мере теряешь связь с программами Земли.

Не полностью, но они становятся нитевидными.

Беглец (Лермонтов)

Как только трусливый царь увидел свирепую голову вепря и острые загнутые клыки, он кинулся прочь и забился со страху в большой медный чан, в который слуги сливали дворцовые помои. Он просидел там целую ночь. Там он и заснул.

Черта характера, заставляющая бежать с поля брани быстрее лани 8 букв сканворд. Ответы на сканворды 5. Способность к низости из страха.

Лев Успенский, Всеволод Успенский - Двенадцать подвигов Геракла Как ни силен был герой, он всё же не решился сразу вступить в поединок со страшным зверем. Быстрый, как молния, отскочил он с тропинки в сторону и спрятался за дерево такой толщины, что пять человек не смогли бы охватить его ствол руками. Яростный вепрь как буря налетел на дерево, разя его ударами клыков. Пена клочьями падала с его рыла. Под тяжкими ударами ствол затрещал.

Листья и жёлуди с шумом посыпались на землю. То отбегая назад, то кидаясь вперёд, Эвриманфский вепрь с разбегу крушил столетний дуб в щепки, стараясь добраться до Геракла. Напрасно герой пытался его ударить мечом сбоку. Меч оставлял глубокие царапины в шкуре вепря, но не мог нанести ему смертельной раны. Грязь и пена смешались с кровью чудовища, которое с каждым ударом меча свирепело всё больше и больше.

Наконец огромное дерево покачнулось.

Горская легенда Гарун бежал быстрее лани

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

И не бежит от него в страхе потревоженный заяц, не кричит, как над Лань. На берегу реки лианы дикого винограда до того опутали.

И он привстал, и кровь бойца Вновь разыгралась в час конца. Черкесы гибнут — враг повсюду. Прими меня, мой старый друг; И вот пророк!

Псалом 41: Жаждущая лань

Дорошенко, один из героев древней Малороссии, непримиримый враг русского владычества. За своевольные набеги сослан был в Енисейск по жалобам Мазепы. Когда сей последний оказался изменником, то и Палей, как закоренелый враг его, был возвращен из ссылки и находился в Полтавском сражении.

Страх обнял всех зверей; всё кроется, бежит. .. s Дика, печальна, молчалива, / Как лань лесная, боязлива, / Она в семье своей родной / Казалась.

Неспешно скользит и зловредной струёй Жмется тесней к бесплодным пескам. Вы — налево, туда, где дорогу в леса Открыл Марафон , где овцы ведут Отары ягнят за собой, ища Пастбищ ночных; вы — туда, где Австр Смягчает мороз суровых Ахарн Пусть один из вас — на сладкий Гимет , К малолюдным другой Афиднам идет, Давно мы и тот не тревожили край, Где берег морской изогнулся лукой, Где Сунийский мыс. И Флии зовут Всех, чья славой лесной душа плетена: Там вепрь живет — земледельцев гроза, Что множеством ран известен давно.

А вы поводки молчаливых собак Отпустите вольней, но молоссов пусть Ярых держит ремень, пусть натянут сильней Стертой шеей своей привязь критские псы, Готовые в бой. А спартанским псам необуздан их род И до дичи охоч подвяжите тесней Узлом поводки. Когда время придет, Между гулких скал их лай зазвучит; А до той поры пусть чуткий их нос Ловит все ветерки и, низко склонясь, Ищет нор, пока рассвет еще тускл И росистая все отпечатки лап Сохраняет земля.

Пусть один понесет груз редких тенет На плечах, а другой — витые силки, Пусть и долгая нить, багряным пером Вкруг лесов запестрев, зверям преградит Тщетным страхом путь. Ты легкий дрот с размаху бросай, Ты, в обеих руках тяжесть древка держа, С широким копье острием направляй, Ты, в засаде засев, громким криком гони Пугливых зверей, а тебе — свежевать После лова кривым добычу ножом. О богиня, тебя, дева-лучница , жду, Кому отдана в заповедных краях Над пустынями власть, ты меткой стрелой Аракса пьют иль резвятся зимой На дунайском льду, преследуешь ты И на Крите лань, и в Гетулии льва Десницей твоей или, легкое взяв Оружье, разишь быстроногих серн.

Шариковы